Главная страница
Задайте вопрос Заполните Заявку на демо-доступ или задайте вопрос (все поля формы должны быть заполнены).
Ф.И.О. *

Телефон *

E-Mail *

задать вопрос *

Введите сюда код, указанный на картинке *

Защитный код

Главная страница ВПОДК Часто задаваемые вопросы

Вопросы

1. Какие риски, кроме кредитного, рыночного и операционного, обязательны для включения в перечень значимых?

Ни один вид риска не является по умолчанию обязательным значимым. Согласно п.3.2 3624-У кредитная организация (далее КО) самостоятельно устанавливает методологию определения значимых для данной организации рисков, в т.ч. формулирует показатели и критерии значимости. Другое дело, крайне сложно вообразить реально действующую КО, не подверженную в существенной мере как минимум кредитному, рыночному и операционному рискам. Так, например, операционный риск не будет существенным, если организация вообще не ведет никакой деятельности, т.к. любая операция, как только она возникает, несет те или иные элементы операционного риска (осуществляется сотрудниками, оформляется через ПО, все это происходит в каком-то помещении и т.д.)
Аналогично, кредитный и рыночный риски могут оказаться для организации незначимыми, если она не осуществляет никаких операций, кроме реал-тайм расчетов в рублях. Кроме того, при осуществлении контроля нормативов Н1.1, Н1.2 и Н1.0, КО фактически осуществляет контроль достаточности капитала в отношении этих видов рисков, в независимости от того, оценила она их как значимые или нет.
Соответственно, что касается всех других видов рисков, КО согласно тому же п.3.2 должна установить методику для оценки каждого вида на значимость. На основе применения этой методики регулярно (но не реже 1 раза в год) у КО сформируется ее перечень значимых рисков.
Если обратиться к практике в России, многие КО рассматривают отнесение в значимые риски риска ликвидности, процентного риска банковской книги и риска концентрации. Однако данные наблюдения не порождают обязательства для остальных КО. И при определении значимых рисков КО должна полагаться на собственную структуру бизнеса и оценки величин рисков.

 

2. Какой может быть "целевая структура рисков"? Как в нее следует включить нефинансовые (неотцифрованные) значимые риски?

Формирование «целевой структуры рисков» основывается на направлениях бизнеса (стратегии) КО и возможных (плановых на следующих бизнес-цикл) источников пополнения капитала. Если в организации не планируются сильные изменения объемов и направлений деятельности, то целевая структура фактически будет повторять текущую (например, объемы активов рассчитанные для нормативов Н1.1, Н1.2 и Н1.0) + например, в таких же пропорциях распределенная плановая прибыль в размере, увеличивающем капитал. Риски, оцениваемые качественно, закладываются в виде буферов (например, 1% от капитала).

 

3. Что вы понимаете под торговым портфелем, и какими документами ЦБ определено понятие?

Понятие торговой книги (торговый портфель) изначально было введено в Базеле II версии 2004 (раздел А части VI) Но в последующих документах Базеля по пересмотру оценки рыночных рисков данный раздел был изъят, и теперь уже в существенно пересмотренном виде установлен в январе 2016г. в документе Minimum capital requirements for market risk, но данный документ как минимум ближайшие 2,5 года не планируется к применению в России.
На сегодняшний день в российской практике понятие торговой книги регулируется аналогично Базелю II, Положением «О порядке расчета кредитными организациями величины рыночного риска» N 511-П, и к торговой книге относятся:
- ценные бумаги, оцениваемые по справедливой стоимости через прибыль или убыток и приобретенные с целью продажи в краткосрочной перспективе;
- короткие позиции по бумагам;
- производные финансовые инструменты, кроме тех кредитных деривативов, которые хеджируют позиции банковской книги (например, CDS, хеджирующий позиции 503 счета или кредиты).
Следует обратить внимание, что понятие «краткосрочной перспективы» не формализовано и определяется согласно 511-П КО самостоятельно во внутренних документах. По международной практике оно может быть приравнено к 12 месяцам или любому более короткому периоду.
Также стоит иметь в виду, что данное описание сформулировано в целях оценки регуляторной достаточности капитала, и если КО в рамках ВПОДК применяет внутренние методики, то определение торговой книги также может быть конкретизировано, например, с использованием вышеупомянутого документа БКБН.

 

4. Для небольшого банка по КР, РР, ОР можно обойтись стандартизироваными подходами в оценке требований к капиталу, на регуляторный риск выделить процент от капитала. С риском ликвидности как быть? Риск покрывается капиталом? Где можно найти методологию оценки требований к капиталу по риску ликвидности?

Согласно п.3.3 3624-У КО определяет потребности в капитале в отношении каждого из значимых рисков. Соответственно, если риск ликвидности оценен для вашей организации как значимый, то он должен быть покрыт капиталом. На данный момент какой-то общепринятой методики не определено, но можно ознакомиться с обзором, изданным БКБН в марте 2016г.:

 

5. Указанием 2332-У предусмотрена форма отчетности по риску процентной ставки, с 1.07.2016 года планируется предоставление отчетности по риску концентрации. Правомерно ли включение в компетенцию службы управления рисками составление и представление в Банк России отчетности по данным формам, и не противоречит ли это независимости службы управления рисками, предусмотренное Указанием 3624-У?

При анализе «независимости» следует рассматривать независимость кого и от чего. В 3624-У устанавливается два аспекта независимости:
1) Подразделение рисков должно быть независимо с подразделениями осуществляющих операции, т.е. риски должны быть независимы с фронтами.
2) Подразделение, осуществляющее контроль рисковиков, должно быть независимо с ними, т.е. внутренний аудит должен быть независим с РМ.
Формирование отчетности в рамках 2332-У – это процедура оценки КО своих рисков и рапорте о них Банку России. Соответственно, данную отчетность должно составлять подразделение, анализирующее риски. Однако в крупных организация, в силу наличия достаточной штатной структуры, часто разделяют полномочия: подразделения РМ оценивают риски по внутренним моделям и самостоятельно определяют внутреннюю отчетность по рискам, а регуляторную отчетность по рискам формируют подразделения отчетности по установленным инструкциям и стандартным методам.

 

6. 3624-У требует по значимым рискам учитывать остаточные риски. Для кредитного риска - понятно (риски залога), а для других значимых рисков что считать остаточным?

Для начала КО организация должна определить перечень значимых для себя рисков. Затем методы их оценки. И, соответственно, в результате анализа полноты этих методов их ограничений (предпосылок) на фоне реальной экономической среды станет понятно, что осталось «за бортом».
Например, если банк оценивает в рамках ВПОДК рыночный риск внутренними моделями, то нужно в модель ввести фактор рыночной ликвидности инструментов или отнести это в остаточный риск и создать под него буфер. Стандартизированный подход на данный момент не оценивает очень многие факторы: например корреляцию позиций для большинства инструментов и т.д.

 

7. Как смогут узнать другие участники рынка, что конкретному банку установлена та или иная надбавка к капиталу?

Согласно п. 4.10 3883-У: «Сведения об отнесении кредитной организации (банковской группы) к оценочной категории качества ВПОДК и группе оценки достаточности капитала являются информацией ограниченного доступа и не подлежат разглашению третьим лицам.» Соответственно на данный момент узнать об том, что сторонняя КО попала в худшую группу и к ней применены надбавки, можно будет только косвенно, например, по анализу динамики нормативов.

 

8. Допустим, капитал банка позволяет соответствовать требованиям к капиталу даже с учетом надбавок. Не будет ли каких то "черных" списков у цб по банкам, для которых установлена большая надбавка?

Мы не можем сколько-либо серьезно рассматривать «теорию заговоров», в том числе в отношении Банка России. :)
Согласно утвержденным Банком России документам, у КО возникает обязанность соблюдать установленные индивидуальные нормативы и надбавки, и определено право Банка России применять принудительные меры воздействия в случае несоблюдения обязательного норматива в совокупности за шесть и более операционных дней в течение любых 30 последовательных операционных дней.

 

9. Помимо антициклической надбавки, вводимой по решению ЦБ, банки в рамках ВПОДК должны определить механизм определения буфера цикличности с учетом фазы цикла деловой активности?

Антициклической надбавки в рамках 139-И устанавливается исходя из страновых циклов экономики. В то же время конкретная КО может быть подвержена своим циклам деловой активности (например, в силу бизнеса в каких-то отраслях) и эти циклы должны быть учтены в рамках ВПОДК.

 

10. Если банк выполнит все надбавки, кроме ВПОДК? какие последствия? заморозка распределения прибыли?

Согласно п.4.5 3883-У к КО применяется не отдельная надбавка, а может быть установлено индивидуальное значение нормативов в размере фактического значения норматива банка на дату плюс надбавки. Соответственно КО необходимо не выполнить надбавку, а обеспечить превышение этого нового значения. Право Банка России применять принудительные меры воздействия в случае несоблюдения обязательных нормативов закреплено в п.10.4 139-И.

 

11. Если у банка активов менее 500 миллиардов рублей, по сути он должен соответствовать референтной группе?

Поскольку при абсолютном подходе может получиться явный перекос оценок в пользу крупных банков, то разумен принцип пропорциональности: т.е. само по себе неполное соответствие всем требования по ВПОДК еще не говорит о плохом качестве управления рисками и капитала в КО – вполне возможно, что какие-то требования является избыточными для КО такого размера и направления бизнеса. Таким образом, необходимо оценивать систему ВПОДК КО с учетом этих факторов, т.е. на фоне всех КО с аналогичным масштабом и бизнесом.

 

12. Откуда берутся данные референтной группы?

Данные банков референтной группы берутся из двух источников: из отчетов российских и зарубежных банков. Российские банки показательнее, но пока еще мало склонны раскрывать информацию о нерегуляторных оценках риска (об уровне экономического капитала), а также по дополнительным рискам, не входящим в перечень предписанных Банком России (кредитный, рыночный, операционный). Поэтому до того, как такая информация о дополнительных рисках и их внутренней оценке будет публиковаться российскими банками, она берется из отчетов зарубежных банков сопоставимого размера и близкой бизнес-стратегии, которые ее уже раскрывают.

 

13. Может ли банк сравниваться сразу с 2 референтными группами?

С точки зрения развития системы управления рисками и капиталом можно провести самооценку КО в отношении разных референтных групп, в особенности, если КО планирует расширять или изменять направление бизнеса. С точки зрения проверки Банком России, такое сравнение не имеет смысла, т.к. группы для того и выделяются, чтобы оценить КО на фоне «аналогов» и перенос КО в другую группу («не своих») для сравнения нарушит эту аналогию, и соответственно оценка станет непрезентативная.

 

14. Каким образом определяется склонность к риску? Как соотносятся склонность к риску, аппетит и емкость риска?

Совет по финансовой стабильности (СФС) подчеркивает, что разработка и внедрение банками подходов к оценке и учету при планировании капитала параметров «аппетита к риску» является относительно новой и прогрессивной задачей. Решение этой задачи осложнено отсутствием унифицированной терминологии и единообразного понимания в банках и регулирующих органах содержательных аспектов таких понятий, как «аппетит к риску», толерантность к риску (risk tolerance9 ), профиль рисков (см. сноску 5), способность к принятию рисков (risk capacity10), целевой уровень риска (risk target11).5 - Профиль рисков – характер и масштаб (уровень «сложности») рисков, которым подвержен банк (источник - Ключевые принципы эффективного банковского надзора БКБН).

9 - Толерантность к риску (risk tolerance, БКБН определяет показатели «риск аппетит» и «толерантность к риску» как синонимы) – агрегированный уровень рисков, который банк желает принять для того, чтобы добиться целей деятельности, поставленных, в т.ч. Стратегией развития (для «выражения» толерантности к риску могут использоваться такие показатели как «доходность экономического капитала не менее х%», «расходы не превышают величину бюджета более чем на х%», «внутренний кредитный рейтинг на контрагента не ниже «В», ежегодная вероятность потерь менее 10% и т.п.).

10 - Способность к принятию рисков (risk capacity) – агрегированная величина рисков, которые банк в состоянии принять (обеспечить достаточность (внутреннего) капитала) для того, чтобы добиться целей деятельности, поставленных, в т.ч. Стратегией развития, не нарушая регулятивных ограничений (например, показатель достаточности капитала, нормативы ликивдности) и интересы акционеров (например, минимальный размер дивидендов).

11- Целевой уровень риска (risk target) – оптимальный уровень индивидуального риска, который банк желает принять для того, чтобы добиться конкретной цели бизнеса.
http://www.cbr.ru/analytics/bank_system/ssurkub.pdf

В ВПОДК РФ (3624-У) есть термины склонности и аппетита к риску. На самом деле, все термины относятся к разным уровням одних и тех же лимитов риска. Самое главное, чтобы организация внутри себя договорилась и приняла удобные ей определения и следовала им. Специальных требований к выделению всех трех уровней лимитов нет (хотя если требуется, их может быть и больше). В явном виде 3883-У в п.6.2.1. требует, что, как минимум, банк в дополнение к лимитам установит сигнальные значения (триггеры; early warning indicators), которые будут информировать не о непосредственном нарушении, а о высокой вероятности наступления такого нарушения.
В зависимости от уровня развития банка он может выделить несколько уровней сигнальных значений, в итоге перейдя к анализу распределения, или так называемой веерной диаграмме (fan chart), см. пример ниже.

http://www.bankofengland.co.uk/publications/Documents/inflationreport/2015/augfc.pdf

 

 

15. Есть ли шаблон плана внедрения ВПОДК в банке? Кем должен быть утвержден план?

Явного ответа в законе нет, но логика ВПОДК состоит в том, чтобы процедуры управления рисками и капиталом в конечном счете одобряли советом директоров. Советуем поступить следующим образом (зависит от оргструктуры):

1. Подготовить материалы:

1.1.текущая оценка уровня ВПОДК;
1.2. заявление о целевом уровне ВПОДК, 2005-У и,
как следствие, о целевом буфере к Н1.0
1.3. план с действиями и сроками соответствия п.1.2.

2. Утвердить руководителем службы по управлению рисками
3. Одобрить на профильном комитете/Правлении
4. Проинформировать совет директоров о пп.1-3.

 

16. Подскажите, пожалуйста, критерии значимости должен утверждать совет? Мы исходили из того, что критерии все-таки относятся к процедурам, а
соответственно утверждаться должны правлением, верно?

Да, помните про логику, что ВПОДК сводится к совету директоров. Здесь важно, не выносить само по себе утверждение критериев значимости; а лучше сразу вместе со списком значимых рисков; что из них будет обеспечено капиталом; что - процессами; а что - общим буфером. На промежуточном этапе может и Правление, но список значимых рисков должен быть утвержден СД.

 

17. Список значимых рисков можно рассматривать в рамках стратегии по управлению рисками?

Можно и главное оптимальнее. Главное, чтобы Вы могли четко продемонстрировать, где это описано, и руководство об этом знало.

 

18. Пункты стоит относить к вопросу "Соответствует ли утвержденная советом директоров (наблюдательным советом) кредитной организации стратегия управления рисками и капиталом кредитной организации требованиям Указания Банка России № 3624-У?", чем к вопросу "Соответствуют ли указанные процедуры требованиям, установленным Указанием Банка России № 3624-У?"

Агрегирование, контроль, выполнение нормативов - это операциональные аспекты ВПОДК. Поэтому они вынесены из раздела о стратегии управления рисками и капитала, хотя указаны в одном п. 3.1 указания 3624-У.

 

19. Информирование членов СД в случае нарушения лимитов?

Информировать только в случае нарушения лимитов недостаточно, поскольку может быть упущен момент нарушения. Необходим постоянный мониторинг.

 

20. Кто должен проводить оценку методики определения размера капитала, необходимого для покрытия каждого из значимых рисков?

Служба внутреннего аудита.

 

21. В пунктах, где речь идет о "соответствии" один вопрос: как оценить соответствие?

Рассматривается с трех точек зрения: были ли нарушения, выявленные внутренним аудитом; ЦБ; как делают иные банки.

 

22. На листе «Риски» в части региональных банков не выделен Риск миграции (если возможно поясните почему не требуется), Товарный риск торгового портфеля (теперь уже для всех обязателен), остаточные риски (по п. 3.3 3624-У остаточные риски обязательны для управления для всех банков или все-таки или нет?), риск концентрации фондирования (если возможно поясните почему не требуется), налоговый риск?

Риск миграции, налоговый риск и иные банки могут рассматривать; но они обязательны должны быть для крупных. Обязателен не товарный риск торгового портфеля, а процентный риск банковского; иначе - пожалуйста, укажите ссылку. С остаточным согласны. Риск концентрации фондирования от материнской компании в первую очередь актуален для дочерних банков; иначе он учитывается в ликвидности или процентном рисках.

 

23. Возник вопрос о реализации ВПОДК в небанковских кредитных организаций группы. В 3624-У есть упоминание о таких компаниях. В нашей группе есть лизинговая и факторинговая компании. В какой мере должен быть  разработан вопрос по ВПОДК как в отдельности для каждой компании, так и в целом по группе? Насколько понимаю, ВПОДК в отдельности для компаний реализовывать не нужно, а нужно только в рамках группы.

Из 3624-У следует, что у кредитных организаций- дочек должны быть ВПОДК индивидуальные; из второго, что некредитные организации нужно учесть в ВПОДК группы. Для последних индивидуальные ВПОДК не требуются, но приветствуются.

 

24. В каком документе отразить процедуры соотнесения совокупного объема необходимого капитала и объема имеющегося в распоряжении Банка капитала, методику оценки доступности дополнительных источников капитала, процедуры в части организации контроля за достаточностью капитала, определения резерва по капиталу?

Самое оптимальное - это риск-аппетит.

 

25. Верно ли прописать процедуры контроля Совета директоров  выполнения ВПОДК в стратегию управления рисками и капиталом? В каких документах должны быть закреплены формы отчетности по ВПОДК: - Отчеты  о результатах выполнения ВПОДК; - Отчеты о результатах стресс-тестирования (у нас по каждому значимому риску отдельные методические указания); - И прочие отчеты согласно требованиям Банка России?

В стратегии можно прописать функции контроля Совета Директоров. Но для большей значимости, чтобы члены совета директоров задумались о ВПОДК, стоит инициировать изменения в Уставе банка.
 
Отчетность о ВПОДК и в целом стоит описать в отдельной политике раскрытия информации с отдельными разделами о раскрытии информации во вне и внутри банка.
О таком положении для Альфа-Банка также написано в отчете.
https://alfabank.ru/f/1/about/annual_report/riskinfo/RiskInfo3.pdf

 

26. Подскажите, пожалуйста, в рамках 3624-У должен ли банк следовать методике 483-П и получить одобрение регулятора, если модели для расчета кредитного риска банк использует только для расчета экономического капитала, регуляторный считается согласно 139-И (п.2.2 3624-У)?

Для экономического капитала разрешение на использование подходов из 483-П не требуется.

 

27. Можно ли считать СВК второй линией защиты от ОР?

СВК оптимальнее отнести ко второй линии защиты по следующим причинам. С точки зрения стандартов Базельского комитета получается, что СВК не входит в третью линию защиты, поскольку, как опубликовали в июле 2015, третья линия защиты должна уже проверять процедуры внутреннего контроля (см пример 1); Третья линия защиты предполагает проверку процедур внутреннего контроля. Июль 2015. http://www.bis.org/bcbs/publ/d328.pdf);СВК также не должна входить в первую линию защиты, поскольку в первой линии находится операционный (посделочный) контроль и используются заданные предопределенные инструменты внутреннего контроля (о месте инструментов внутреннего контроля в первой линии защиты написали в декабре 2015, см пример 2; Инструменты внутреннего контроля относятся к первой линии защиты.
Декабрь 2015. http://www.bis.org/fsi/fsipapers11.pdf). С точки зрения 242-П, проверка эффективности систем управления рисками закреплена за внутренним аудитом как за третьей линией защиты, но не внутренним контролем.

 

28. Нужно ли реализовывать систему ВПОДК для лизинговой компании, если она является юридическим лицом, связанным с группой банка?

Для лизинговой компании разработка ВПОДК на индивидуальном уровне не требуется, но РЕКОМЕНДУЕТСЯ, см пп. 6 п. 1.2 указания 3624-У.
Однозначно риски, связанные с деятельностью лизинговой компании, должны быть учтены при разработке ВПОДК на уровне банковской группы.

29. В приводимых Вами материалах (Битюцкий В., Пеникас Г. Внедрение внутренних процедур оценки достаточности капитала в российских банках // Банковское обозрение. 2015. Т. 2. № 4. стр. 88) приводится пример расчета риска концентрации, когда размер сделки превышает 25% капитала. Скажите, пожалуйста, где можно увидеть первоисточник в Интернете и каким образом применить данный подход для сделок, не превышающих 25% капитала?

Описание нагрузки на капитал за принятие риска концентрации приведено на стр. 355 в табл. 1 Приложения 6 Директивы кипрского регулятора # 4608 от 26.11.12 (URL: http://cysec.gov.cy/CMSPages/GetFile.aspx?guid=cf5215a4-de83-4965-a579-297ed1dbc3da). Для цели определения нагрузки на капитал при размере сделки менее 25% от капитала необходимо рассмотреть ту тенденцию роста множителя к риск-весу, которая заложена регулятором (см. рис. ниже). Таким образом, множитель к риск-весу будет определяться как 0.051, умноженное на величину сделки в процентных пунктах, плюс 0.91. Например, для сделки, составляющей 7% от капитала, дополнительный множитель к риск-весу составит 0,051 * 7 + 0,9095 = 1.3х.

30. В п. 3.3 указания 3624-У указывается необходимость учета остаточного риска. Поясните, пожалуйста, что понимается под остаточным риском.

 

Остаточный кредитный риск возникает в связи с тем, что применяемые кредитной организацией методы снижения кредитного риска могут не дать ожидаемого эффекта. Как правило, выделяют:
1. риск неликвидности обеспечения — риск того, что фактические убытки при дефолте превысят ожидаемые из-за невозможности получить планируемую сумму от реализации обеспечения (вследствие изменения законодательства, отсутствия необходимой ликвидности на рынке, физического отсутствия / повреждения имущества, неоплаты страхового возмещения страховщиком и т.п.);
2. риск юридических недостатков оформления документации по сделке — риск того, что фактические убытки при дефолте превысят ожидаемые из-за недостатков в оформлении кредитно-обеспечительных документов, договоров купли-продажи и т.д. (вследствие отсутствия документов, дефектов их формы, недействительности сделки и т.п.);
3. риск мошенничества должника (включая предоставление должником недостоверной информации о своем финансовом положении) — риск того, что фактические убытки при дефолте превысят ожидаемые из-за того, что должник изначально не собирался исполнять свои обязательства перед кредитной организацией и (или), предоставив недостоверную информацию о своем финансово-экономическом положении, ввел кредитную организацию в заблуждение об источниках погашения долга.

Первая категория относится к тому, что Банк России называет риском ликвидности (применимо к обеспечению); вторая и третья – к правовому риску, связанному с обеспечением. Риск мошенничества часто относят к операционному риску. В данном случае важно, что мошенничество (искажение первичной или вторичной информации/данных о заемщике и его деятельности) было причиной неплатежа; это не было непредвиденными потерями банка, поскольку банк знал, что по кредиту могут не расплатиться; единственное банк мог точно не знать о причине, по которой не заплатят. Поэтому такое событие должно храниться в базе по кредитным потерям, не по операционным. В отсутствие статистики потерь по подвидам остаточного кредитного риска банку необходимо экспертно обосновать наличие буфера под такие потери, в том числе на основе информации о потерях в соразмерных банках.